Мистицизм и поэтика Хэллоуина: за гранью обыденности

Начать новую тему   Ответить на тему

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Мистицизм и поэтика Хэллоуина: за гранью обыденности

Сообщение автор Геринна в Ср Дек 23, 2015 2:38 pm

Предварительные замечания

Сегодняшняя лекция будет являться, по всей видимости, имеющей совершенно микроскопическое количество аналогов в Беларуси, ибо нами поставлена задача наметить основополагающие метафизические, богословские и философские принципы языческого плюрализма. Мы делаем это на примере Хэллоуина, благо он дает нам благодатный материал для размышлений как наиболее мистический праздник, имеющий дело с реальностью пересечения миров. Подчеркиваю, что язычество, о котором мы будем говорить, имеет космополитический характер, а не национально-патриотический, ибо эта вторая, национал-патриотическая разновидность, не так далеко ушла, как это может показаться, от монизма. На монизме и плюрализме мы сделаем важный акцент в ходе лекции.

В настоящее время языческой традицией, наиболее глубоко соотносящейся с религиозным плюрализмом и духовным космополитизмом, является Викка. Понятие Викка имеет происхождение от английского «witch», что означает «ведьма», также его возводят к немецкому «weihan» (посвящать). Несмотря на то, что усилиями талантливого мага и замечательного писателя, личности на сей день легендарной, Джеральда Гарднера, Викка стала известна в 50-х гг. XX века, ее корни и истоки лежат очень глубоко, в ведовских традициях Старой Европы.

Как вы понимаете, слово «ведьма» на языках восточных славян означает «мудрая женщина», на что недвусмысленно указывает однокоренное слово «ведать», то есть «знать». Потому было бы крайне ошибочным, религиозно ограниченным и социально ангажированным воспринимать Вику или любое другое язычество подозрительно. Между прочим, среди викканских направлений существует и христианская Викка, а католическая и ряд протестантских церквей относятся к празднику Хэллоуина с явным сочувствием и нескрываемой симпатией.
avatar
Геринна
Admin

Сообщения : 1062
Дата регистрации : 2012-12-10

Посмотреть профиль http://magiawicca.forumy.eu

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Мистицизм и поэтика Хэллоуина: за гранью обыденности

Сообщение автор Геринна в Ср Дек 23, 2015 2:38 pm

Обыденность

1. Иллюзии обыденного и теоретического познания.

Остановимся на значении того важного понятия, которое дано в названии нашего сегодняшнего вечера. Что это такое: за гранью обыденности? Я полагаю, все, кому «посчастливилось» пройти в высших и средних специальных учебных заведениях курс философии, сталкивались на предмете с разделением обыденного и теоретического сознания. При этом за обыденным сознанием утверждалась стихийность и несистематизированность, а за теоретическим – научность и системная целостность. В то же самое время говорилось о диалектическом единстве двух способов сознания: теоретическое не может существовать без жизненно-практического опыта. От этих довольно скучных и тривиальных разговоров перейдем к более радикальному утверждению: и обыденное, и теоретическое сознание есть явления совершенно одного уровня, а именно уровня тотальной и всепоглощающей обыденности, давящей и не оставляющей личного пространства социальной обусловленности. Как видим, празднование Хэллоуина с костюмами, масками, буйными плясками, черным юмором и откровенной чертовщиной вообще, нас от этой вредной для души обыденности должно избавлять. Конечно же, наиболее точной оценкой этой обыденности разве не является черный юмор? А чертовщинка как раз и призвана разоблачать все, что скрывается за нашими самыми светлыми представлениями о себе и о том, как должен быть устроен окружающий мир.

Изображение

2. Ложная реальность обыденного мира

По всей очевидности, наибольшей иллюзией является то, что мы живем в реальном мире. Тем не менее, с не меньшей долей вероятности стоит утверждать, что мы живем в совершенно нереальном мире, субъективный образ коего ретранслируется нам огромным и несопоставимым с человеком образованием, которое называется «общественное подсознание». В известном фильме братьев Вачовски «Матрица» это общественное подсознание таким образом и названо. А управляют этой Матрицей умные машины, кои в различного рода психоэзотерической литературе именуются социальными эгрегорами или «грешными духами». Общий контекст техногенной среды, победившей человечество и использующей его в качестве дармового источника энергии, приводит нас к осознанию искусственности социальной среды, воспроизводящей крайне опасные для человеческой души фантазмы. Люди как в указанном нами фильме, так и в жизни, находятся в безнадежном глубоком сне, и, по всей видимости, только занятия управляемым сновидением могут помочь подлинно пробудиться.

3. Род земляной блохи

На искусственность и экзистенциальный вымысел этого бытия civilizados в достаточной степени метко и точно указывает Фридрих Ницше, когда разделяет понятия Leben и Welt. Первое, как известно, по-немецки обозначает «жизнь», тогда как второе, Welt, это «мир». Жизнь представляет собой изначальное и единственно подлинное бытие, тогда как «миром» он называет лживую по своей сущности социальную действительность. И это мир «последних людей», которые всегда ходят осмотрительно и род которых неистребим как род земляной блохи. Ницше говорит даже не о людях, а об одном, «последнем человеке», показывая, насколько в обществе обезличенные люди схожи друг с другом: «Земля стала маленькой, и по ней прыгает последний человек, делающий все маленьким». Потому, наверное, праздничный мир Хэллоуина, принуждает хотя бы на время порвать с унижающими человека рациональной добропорядочностью и моралистическим ханжеством. И вознамерится через карнавальное действо вырваться от поглощающих осознание, это, между прочим, не метафора, а имеет совершенно прямой смысл, рационализма, прагматизма и утилитаризма, и посмотреть, наконец, на звезды. Нелицеприятно характеризуя образ «последнего человека», Фридрих Ницше говорит о принципиальном непонимании им всего, что происходит за пределами «корыта» его восприятия: «“Что такое любовь? Что такое творение? Устремление? Что такое счастье?” – так вопрошает последний человек и моргает». Моргание в данном отношении указывает на погружение с головой, простите за тавтологию, в бесплодную рефлексию. И здесь мы подходим к пониманию символического значения главного атрибута Хэллоуина.


avatar
Геринна
Admin

Сообщения : 1062
Дата регистрации : 2012-12-10

Посмотреть профиль http://magiawicca.forumy.eu

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Мистицизм и поэтика Хэллоуина: за гранью обыденности

Сообщение автор Геринна в Ср Дек 23, 2015 2:39 pm

Светильник мертвого Джека

1. «Страшная история» и ее христиано-языческая мораль

Не правда ли, этот прекрасный светильник в виде тыквенной головы является совершенным издевательством над такими устоявшимися понятиями, как, к примеру, «светоч разума», или «светлая голова». Традиционный смысл этого атрибута в качестве «мертвой головы» выходит далеко за пределы христианских коннотаций, однако христианством этот атрибут был хорошо усвоен и интерпретирован в соответствии с предшествующим языческим смыслом. Хотя данная интерпретация и имеет, так сказать, более частный и случайный характер «страшной истории», но речь все равно идет об этой неприглядности с точки зрения традиционного сознания всего, что связано с навязчивым господством принципа практической пользы. А именно этим и характеризовался кузнец Джек. Он обладал всеми негативными качествами, характеризующими индивидуалиста и прагматика: скупость, хитрость, зависть, коварство. Даже христианский дьявол боялся его хитрости, Джек дважды обманывал его.

Как-то, находясь с дьяволом в трактире, и пропустив пару стаканчиков крепкого доброго эля, когда пришла пора расплачиваться, Джек попросил дьявола обернуться монетой. И когда доверчивый по сравнению с Джеком дьявол сделал, как просил Джек, тот положил монету к себе в карман, где лежал крестик. Так дьявол оказался «у Христа за пазухой». Этим Джек выторговал обещание не строить ему год козни, и главное – после смерти не претендовать на его душу. Во второй раз, при встрече, уже, наверное, в качестве последней просьбы, Джек попросил дьявола залезть на высокое дерево с очень вкусными фруктами. Интересно, что само ведь дерево символизирует мироздание, а крона его, тем более с плодами – это высшие миры вкупе с соответствующими дарами духа. Как же дьявол будет выглядеть на такой кроне? Конечно же, совершенно комично. И вот, когда он залез на крону дерева, Джек нацарапал на стволе крест. Соответственно дьявол никак не мог оттуда слезть, и вынужден был сам страшно мучиться. Тогда Джек выторговал себе еще десять лет спокойной и беззаботной жизни. Однако он не смог воспользоваться полученными привилегиями, ибо символически десятка вообще указывает на положительный переход в «жизнь вечную»: ноль, выражающий абсолютно иное, безымянное и неподдающееся формализации стоит после единицы, обозначающей начало и принцип творения. В результате, после смерти Джека, от него отказались и в раю, за его дурные качества, и в аду, тоже за его дурные качества. Пришлось мертвого Джека возвращать на его исконное место, в мир Яви, ибо только этот серединный мир допускает различного рода двусмысленности и неопределенность, существа же Верхнего и Нижнего миров куда более определенны и им не свойственно лгать ни себе, ни, тем более, другим.

Таким образом, уже мертвый Джек оказался опять между двумя мирами, но уже так сказать, в неприкаянном состоянии после смерти. Дьявол в насмешку бросил ему кусок расплавленного угля, алхимически обозначающего элементарное, низшее, неоформленное состояние. Воспользовавшись пустой тыквой, Джек положил в нее уголь, и превратился в вечного бесприютного странника. Здесь мы отметим, что обычай воспроизводить светильник Джека из тыквы мог произойти уже после великих географических открытий, а ранее подобного рода светильники вырезались из плодов репы и брюквы.

Изображение

2. Джек и Агасфер

Очевидно, что образ «вечного странника», проклятого за свои грехи, имеет одну очень важную параллель – это Вечный Жид, коего зовут Агасфер, согласно христианским преданиям. Сюжет об Агасфере рассказывает, как тот оттолкнул Иисуса, который нес свой крест по пути к Голгофе, и попросил позволения прислониться к стене его дома. Жид зло сказал ему: «Иди, на обратном пути отдохнешь», тем самым насмехаясь над возможностью его воскресения. На это Иисус ответил Жиду: «Я пойду, но и ты пойдешь, и будешь меня ждать», здесь имелось в виду, что будешь ждать до Второго пришествия. Таким образом, Агасфер стал вечным странником, а сюжет о нем положил начало многим литературным интерпретациям и, как мы видим в случае с историей о Джеке – позволил осуществить смысловое наложение на более раннюю, языческую культуру.

Изображение

3. Профессии Джека

Также символично, что Джек являлся по специальности кузнецом. Издревле, несмотря на все ее важное значение для традиционного общества, работа с металлами воспринималась как духовно неблагоприятная и взаимодействующая с самыми темными и опасными энергиями Нижнего мира. Так, Рене Генон в книге «Царство количества и знамения времени» говорил о том, что «в виду их соответствия звездам, металлы суть в некотором смысле “планеты нижнего мира”». Также он отмечает, что «с традиционной точки зрения металлы и металлургия находятся в прямом соотношении с “подземным огнем”, идея которого во многих отношениях ассоциируется с огнем “инфернального мира”», напоминая имя основоположника кузнечного ремесла согласно Библии, коим являлся представитель рода Каина Тувалкаин. И еще Генон обращает внимание на «часто встречающееся запрещение носить при себе металлические объекты при выполнении некоторых ритуалов, будь то эзотерические ритуалы, или же собственно ритуалы посвящения».

В некоторых других легендах Джек предстает не в качестве кузнеца, но фермера. И это, опять же, понятно с традиционной точки зрения. Существование фермера, ограниченное строго определенным пространством, в традиционной проекции может восприниматься как материализация и инверсия существования кочевника-скотовода. Подобного рода воззрения особенно актуальны для монотеистической парадигмы. Принципиально не фиксируемое кочевничество имитировало божественную вездесущность, и с точки зрения монотеизма считалось куда в большей степени благоприятным в сравнении с существованием земледельца. Отсюда в любой традиционной деревне присутствует совершенно особое отношение к пастуху, как к фигуре, обладающей в определенной степени сакральным значением. И здесь мы опять приходим к образу Каина, теперь уже напрямую, который, согласно библейской книги «Бытия», убивает своего брата Авеля из ревности, что Бог принял дары брата, а не его. Авель, как известно, является скотоводом, а Каин – земледельцем. Библейский Бог в итоге проклял Каина, но оставил его в живых. Так указывается на все большее отвердение мира, его прогрессирующую материализацию. И фермер Джек, в христианской проекции, также является одной из персонификаций этой материализации, и этой, если хотите, апостасии, вкупе с упомянутыми нами рационализмом, прагматизмом и утилитаризмом, которые и символизирует его светильник.

Изображение

Тем не менее, как уже отмечалось, христианские коннотации Хэллоуина являются вторичными и во многом случайными, хотя и весьма, как мы видим, существенными. Потому перейдем к рассмотрению подлинных и самых глубинных его истоков.
avatar
Геринна
Admin

Сообщения : 1062
Дата регистрации : 2012-12-10

Посмотреть профиль http://magiawicca.forumy.eu

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Мистицизм и поэтика Хэллоуина: за гранью обыденности

Сообщение автор Геринна в Ср Дек 23, 2015 2:39 pm

Викканская традиция

1. Викканское правило и необходимые параллели с «золотым правилом нравственности»

Конечно же, наиболее глубоким источником Хэллоуина являются ведовские традиции Старой Европы, которые в современной действительности имеют обобщенное название Викка. По всей очевидности, для большинства из тех, кто слышал о ней крайне мало, наиболее известным является викканское Правило, являющееся обязательным для тех, кто следует данному пути: «Делай, что изволишь, если это не приносит никому вреда». Оно перекликается с философским «золотым правилом нравственности», сформулированным Иммануилом Кантом, хотя следует сказать, что данное правило в том или ином виде формулировался еще за века и даже тысячелетия Конфуцием, Иисусом Христом, Эпиктетом и даже Франциском Скориной. Но окончательная его формулировка осталась за Кантом, и звучит она следующим образом: «Поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого так же, как к цели, и никогда не относился бы к нему только как к средству». А вот вспомним теперь евангельское: «Итак, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними, ибо в этом закон и пороки» (Мф. 7: 12). И не о том ли говорится также в Сунне пророка Мухаммада: «Делайте всем людям то, что вы желали бы, чтобы вам делали люди, и не делайте другим того, чего вы не желали бы себе». Ну, и не могу не привести наиболее древний письменный источник с данным золотым правилом нравственности, это индийская «Махабхарата». Перед битвой на Крукшетре, которая состоялась на пороге Кали-юги, советник и брат царя Дхритараштры Видура, реализовавший в своей духовной реализации архетип бога смерти Ямы, так поучает своего брата: «Пусть [человек] не причиняет другому того, что неприятно ему самому. Такова вкратце дхарма – все остальное проистекает от желания». Не правда ли, приведенные нами цитаты, казалось бы, говорят о так называемом «трансцендентальном единстве всех религий», хотя по сути, если вглядеться внимательнее и глубже, это не вполне так.

Изображение
Иммануил Кант

2. Сомнительное единство «человечества»

Конечно же, на уровне общих нравственных императивов единство, казалось бы, на лицо. И это неудивительно, исходя из предположения о единстве человечества, кстати, весьма, на мой взгляд, сомнительном. Вообще, как мы смогли увидеть, слово «человечество» («чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого…») в свою версию «золотого правила» вводит только Иммануил Кант. До этого употребляется безличное и ни к чему не обязывающее «люди», то есть просто существа, обладающее человеческой формой. Никому из древних, в том числе, точнее даже – в особенности, из великих древних, не пришло бы в голову объединять в одно человечество императора и раба. И не потому, что они так различны социально-иерархически. Отнюдь нет. Император является воплощением Чистого бытия на данном плане существования, а раб является представителем «чужих стран», то есть не космизированного пространства низшего хаоса, то есть он вообще воплощение подчеловеческих стихий. Или, к примеру, в Древней Индии, разве природа брахмана, медиатора между мирами, могла ли быть хотя бы приблизительно сравнена с природой чандалы? Нет, ведь чандала обладает лишь физической человеческой формой, а на самом деле представители его природы представляют собой воплощения различных якшей, ракшасов и претов. Это с традиционной точки зрения.

3. Мегаклубы и их проекция в викканской традиции

Вообще, на любом духовном пути существует очень значимое разделение на три, так сказать, «мегаклуба». Это традиционализм, либерализм и радикализм. Подобного рода разделение дал современный исламский философ Гейдар Джемаль, как инструмент анализа политических метаидеологий. Но если мы говорим о метаидеологиях в качестве глобальных фундаментальных проектов, имеющих метафизическую подоплеку и выходящих за пределы каких бы то ни было случайных проявлений, то здесь есть явные соотношения с любым религиозным путем. Оценим в данной связи викканскую традицию, даже точнее – викканский духовный поток, стоящий у истоков Хэллоуина, в проекции существования этих мегаклубов. К традиционализму будет относиться все те направления, имеющие строгую инициатическую преемственность, ведь идея традиции предполагает ни что иное, как наличие передачи определенных сакральных знаний и духовного влияния. К наиболее значимым направлениям традиционной Викки относятся Гарднерианская, Александрийская Викка и традиция Фери. Последняя имеет истоки в ведовских ковенах юга США, куда она была занесена эмигрировавшими ранее из Европы в Америку ведьмами. К либерализму относятся эклектическая и солитарная Викка. Как известно, эклектики – это те, у кого есть свойство свободно и произвольно объединять разнородные на самом деле элементы, но в их персональном духовном опыте они, эти элементы, отнюдь не являются разнородными. Солитари – понятное дело, виккане-одиночки, которые опять-таки в соответствии с классическими либеральными принципами, стоят на позиции бескомпромиссного индивидуализма и отсутствия какого бы то ни было влияния на их религиозную практику. Ну и радикальная Викка, а радикализм предполагает наличие крайней, экстремистской, в хорошем или плохом значении этого слова позиции. В Викке радикализм проявляет себя в акценте на гендерных признаках и выражает себя в таких направлениях, как Дианическая Викка, представляющую по сути магико-феминистическую идеологию, а также Радикальную фейскую Викку, характерную для мужчин-геев.

Изображение

4. Фундаментальная типология духовных путей

Несмотря на указанное метаидеологическое различие, Викке, как и христианству, присуще особое единство. Здесь мы раскроем еще одну фундаментальную типологию, указывающую нам на главный фактор проблематичности наличия трансцендентного единства религий. Мы уже говорили о монотеизме и его адаптации языческих мифов и легенд, и вот теперь настало время сказать, что монотеизм является частным проявлением монизма. Для монизма характерно сведение всех форм бытия к единому началу, первоистоку. В монистической проекции усматривается подчинение всех этих форм бытия единому закону мироздания, начиная от 10 библейских заповедей и заканчивая фундаментальным законом кармы. Таким образом, направленность монистической проекции идет сверху-вниз, над мирозданием довлеют единые для всех божественные законы. Человек здесь начинает с раскаяния и смирения, и духовный путь предполагает полную аннигиляцию эго. Монизм являет собой совокупность традиций мужского типа.

Однако есть совсем иная духовная проекция – это плюрализм. Именно он и представляет собой подлинное язычество, смысл которого совершенно непредставим для подавляющего большинства наших современников. Плюрализм утверждает множественность независимых друг от друга источников существования, вселенских законов и форм духовных традиций. Это путь снизу вверх, когда во главу угла ставится индивидуальный опыт познания запредельного. Если эго в монизме подлежит уничтожению, то напротив, в плюрализме оно является важным инструментом трансцендентальной реализации. Потому-то для представителей монизма плюралисты кажутся чем-то вроде самоутверждающихся демонов, хотя это не более, чем мировоззренческая оптическая иллюзия. Как говорила ведьмочка Алиса из «Дневного дозора» Сергея Лукьяненко, что Темные с детства всегда показывались плохими, они «властвовали над всем миром, командовали странами и армиями, но при этом ели всякую мерзость, говорили страшными, гнусными голосами и предавали всех налево и направо. А еще – они всегда в конце проигрывали». Ее наставница перед инициацией разрушила данный стереотип, объяснив, что «Темным обычно нет дела до таких глупостей», и что на самом деле Темные – это те, «кто хочет свободы и независимости, не стремится к власти, не навязывает своих глупых желаний окружающим». Конечно же, плюралисты, вообще-то далеко не всегда Темные, тем не менее, для монистов это всегда так, причем в негативной проекции. Плюрализм являет традиции женского типа.

5. Викка, как традиция женского типа

В этой проекции Викка является традицией женского типа. И, конечно же, викканская традиция отличается в своем отношении к тому, что является злом для монотеизма. Если представители монотеистических религий как правило не рискуют вступать в контакт с сущностями иных планов бытия, костюмированный Хэллоуин с юмором и иронией относится к этим страхам людей дневного мира. И сам светильник мертвого Джека, являющийся одним из фундаментальных символов в викканской перспективе, указывает нам, что есть во многом иное отношение к страстям, нежели в проекции монизма. Со страстями не обязательно бороться, их можно использовать в своей реализации, засвидетельствовав о них и трансформировав, к примеру, в ходе ритуального действия, связывающего пространства различных миров. Так, викканский ритуал Железного Пентакля в традиции Фери работает с пятью основными энергиями, которые сообщают динамику мироздания и стоят в основе происходящих в нем процессов. Это Секс, Гордость, Самость, Власть и Страсть. Казалось бы, очень плохие качества, особенно в христианской проекции. Однако, будучи воспринятыми не предрассудительно, а в их изначальном смысле, эти энергии могут служить отправными точками в реализации всей полноты человеческого потенциала.

И еще одно важное замечание относительно женской природы викканской традиции. Действительно, Викка возможна без поклонения Божеству, но невозможна без поклонения Богине. И дело здесь не в нарочитом феминизме викканской традиции, в которой серьезных высот духовной реализации могут одинаково достигать как мужчины, так и женщины. Великая Богиня является душой мира, и проявлений этой души столько, сколько всех существ во Вселенной. Осуществляя свое выражение на каждом индивидуальном уровне, Великая Богиня определяет индивидуальный архетип человека (как мужской, так и женский), то, что в телемитской традиции называют «Святым Ангелом-Хранителем». Потому акцент на постижение Богини прежде всего, в соответствии с плюралистическим утверждением Самости, является акцентом на постижении собственной внутренней природы и ее реализации.
avatar
Геринна
Admin

Сообщения : 1062
Дата регистрации : 2012-12-10

Посмотреть профиль http://magiawicca.forumy.eu

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Мистицизм и поэтика Хэллоуина: за гранью обыденности

Сообщение автор Геринна в Ср Дек 23, 2015 2:40 pm

Трансантропология

1. «Человеческая матрица» и экспансия антропологической среды

Мы говорили о сомнительном единстве человечества как вида, однако викканский маскарад указывает нам на то, что среди людей присутствуют уже давно отнюдь не только люди. Древние легенды говорят нам о довольно-таки свободном общении с эльфами, троллями, драконами, нимфами, дриадами и прочими сущностями, которое погрузившееся в материалистический мрак нынешнее человечество называет «фантастическими». Также известны древние карты с изображениями на них различного рода «антиподов», в соответствующих их существованию областях мира. Нужно сказать, что со времени торжества монистических, и в особенности монотеистических воззрений, экспансия человеческой среды привела к возрастающим осложнениям в общении с иными сущностями. И всем известная «охота на ведьм» на христианском Западе была призвана как можно в большей степени усилить так называемую «человеческую матрицу» и выдавить всякое взаимодействие с иными разумными формами бытия. Также и утверждение согласно Корану, будто бы Иблис был низвергнут, потому что не возжелал преклониться перед Адамом, было призвано утвердить абсолютность «человеческой матрицы» хотя бы на данном плане существования и оправдать ее экспансию. В итоге мы получаем очень хищное, негодное человечество и все гекатомбы жертв представителей автохтонных племен, принесенных великими географическими открытиями, указывают на это. Следует отметить, что Средневековье, Возрождение и Просвещение в целом справились с поставленными задачами. Не зря даже такой светлый ум эпохи Возрождения, как Пико делла Мирандола на полном серьезе писал о совершенно особой миссии человека, который поставлен в центр мира, и который якобы вертикален по отношению ко всем остальным космическим иерархиям, единственный, кто формирует себя сам, как «свободный и славный мастер». Вообще, с определенных пор, Мирандола стал для меня именем нарицательным, являя собой пример вот этой «человеческой-слишком-человеческой» ограниченности.

Изображение
Пико делла Мирандола

2. Промышленная революция и «щели великой стены». Надежды модернистов и сопротивление ортодоксов

А теперь перейдем к процессам, связанным с Промышленной революцией, которая, как известно, трансформировала аграрное общество в индустриальное. Но данная революция имеет отнюдь не только социальный, политический, экономический, но и очевидный мистический смысл. Вообще, она произвела такие потрясения основ традиционного общества, ведущего натуральное хозяйство, что буквально проделала совершенно реальные энергетические щели в такой же совершенно реальной энергетической «великой стене», ограничившей среду обитания человечества от остальных миров. Исторически это выразилось прежде всего в урбанизации и резком увеличении роста населения. Конечно же, с мистической точки зрения, подобный демографический скачок не мог не повлечь за собой проникновение в наш мир различного рода сущностей из иных планов бытия. Конечно же, восприятие такого положения дел различно у представителей, оперирующих отличающимися друг от друга религиозными взглядами. Представители Нью-Эйдж, к примеру, вовсю говорят о космизации сознания, об открытии космических врат, и, конечно же, о «детях индиго», обладающих особыми интеллектуальными, чувствительными, телепатическими и иными способностями. Действительно, возможности «детей индиго» выходят за пределы того, что доступно подавляющему большинству представителей человечества. Тем не менее, есть все основания полагать, что это не «новая раса людей», как утверждают нью-эйджеры, а просто «иные» сущности в человеческой форме по отношению к людям. И появление таковых сущностей характерно отнюдь не только для актуальной эпохи. Например, в Средневековье ведьмы, маги, колдуны, астрологи, алхимики также являлись подчеркнуто отличными от человеческого большинства по своей врожденной внутренней природе. Однако с таковыми в то время запросто расправлялась инквизиция.

Итак, различного рода контактеры, ченеллеры горячо приветствуют появление «индиго» и возлагают на них, опираясь на свои, «потусторонние» источники информации, большие надежды в ожидании скорого духовного прогресса. Что касается религиозных ортодоксов, они, разумеется, в соответствии со средневековыми воззрениями, склонны усматривать в этих «иных» лишь проявления инфрокорпоральных сил. Виккане, вкупе с внеинституциональными в религиозном плане магами и мистиками, склонны видеть здесь проявление на нашем плане бытия сущностей различного качества и различной природы. Эльфы и орки, оборотни и единороги, ангелы и драконы – все они усложняют и обогащают историческую картину прошлого и настоящего, внося в нее свои смыслы. Не о том ли говорит и викканство, представляя в ночь Хэллоуина все более стирающуюся грань между человеческим и внечеловеческим?
avatar
Геринна
Admin

Сообщения : 1062
Дата регистрации : 2012-12-10

Посмотреть профиль http://magiawicca.forumy.eu

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Мистицизм и поэтика Хэллоуина: за гранью обыденности

Сообщение автор Геринна в Ср Дек 23, 2015 2:40 pm

Смерть: подлинная поэзия

1. Христианство и язычество: различие восприятия смерти

Тема Хэллоуина неразрывно связана с темой смерти. При этом на данном празднике рассказываются различные страшные истории, так или иначе связанные со смертью. Эта тема действительно поэтизируется, и одним из наиболее популярных нарядов в Хэллоуин является одеяние смерти: известная всем свисающая туника с балахоном и коса в руке. Тем не менее, следует отметить, что в викканском Хэллоуине нет никакого фатализма. Страшные истории позволяют хоть в какой-то степени изменить осознание даже обычного человека, расширив границы его восприятия. Они сталкивают его с наличием иных планов бытия, способствуя его трансценденции. Тема смерти в язычестве подчеркнуто отличается от таковой, к примеру в христианстве. Если для христианства смерть – это неотвратимый и окончательный переход, связанный с последующим Судом для души, то для язычества смерть – конец одного цикла и начало нового. Потому Смерть в процессе празднования Хэллоуина не носит характера безысходности, но напротив, отношение к ней антиномически жизнерадостное.

2. Хэллоуин и Самайн

Вспомним по этому поводу прямую взаимосвязь между Хэллоуином и Самайном, праздником окончания уборки урожая и начала так называемого «темного времени года». Празднуется Самайн за три дня до 31 октября и три дня после этой даты. В Самайн солнечное божество Луг, который умер в Мабон, достигает со своими спутниками, умершими духами, границы мира мертвых, чтобы вновь возродиться в Зимнее Солнцестояние. Отсюда связь с пересечением миров живых и мертвых. Опять же, достижение мира мертвых божеством подчеркнуто дневного характера открывает границы, которые до этого были для подавляющего большинства фактически непроницаемы. Бывшее ранее ирреальным становится данным в опыт мистического и интуитивного постижения мироздания.

3. Преодоление обыденного мира

В заключении, как и в начале нашего разговора, производя акцент на преодолении обыденности, отметим, что ирреальность Хэллоуина открывает нам еще большую реальность, нежели та действительность продажных политиков, бизнесменов, священников и масс-медиа, скармливающих энергию осознания толп людей «грешным духам», в которой мы ныне находимся. Постижение мистериального содержания Хэллоуина позволит нам естественно и правильно относиться к этому обыденному миру «последних людей», имея непредрассудительное знание о наличии иных планов мироздания, а также о смерти, являющей собой конец «ветхой» действительности и возможность последующего рождения нового, более совершенного бытия. И это справедливо как в отношении к общественному, так и к индивидуальному существованию.
avatar
Геринна
Admin

Сообщения : 1062
Дата регистрации : 2012-12-10

Посмотреть профиль http://magiawicca.forumy.eu

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Мистицизм и поэтика Хэллоуина: за гранью обыденности

Сообщение автор Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


Начать новую тему   Ответить на тему
 
Права доступа к этому форуму:
Вы можете отвечать на сообщения